Главная Новости

По страницам памяти. «Годы – мое богатство!»

30.10.2017

Говорят, у войны не женское лицо. Тем не менее, роль женщин в победе над фашистской Германией глубока и очевидна. Некоторые из них, несмотря на все трудности, сохранили в своем сердце любовь, жизнерадостность и веру в завтрашний день. Ангелина Игнатьевна Маклецова – из них.

На ее долю выпало столько, что хватило бы на несколько жизней: голодное детство, ссылки, потеря близких, война. И всю жизнь ее как будто берег ангел-хранитель – родители словно предопределили ей сложную, но долгую жизнь, назвав Ангелиной.

Родилась Ангелина в Орловской губернии в 1923 году, дня рождения своего не знала и никогда не праздновала, вплоть до послевоенных лет. Кроме нее у отца с матерью было еще четверо детей, жили и работали все сообща. Три брата жили под одной крышей уже с собственными семьями. Получается, что их семья состояла из восемнадцати человек - одно большое дружное семейство. Всего же в их хуторе на Орловщине жили тринадцать семей. Живший на этой земле помещик во время революции был вынужден бежать, и землю разделили среди имеющихся дворов. Так рассказывал папа маленькой Ангелине. А поскольку семья их была большой, то и земли они получили много. Отец семейства очень любил работать на земле. Как отмечает Ангелина Игнатьевна, любовь эта передалась и ей. До недавнего времени, несмотря на весьма преклонный возраст – в этом году нашей героине исполнилось 94 года, она с удовольствием трудилась на дачном участке.

- Голода мы не испытывали, - рассказывает Ангелина Игнатьевна, - считались зажиточными. Но детство все же было трудное, как и у всех детей того времени. Ходили в лаптях, кукол и игрушек не было. У каждого были свои обязанности. Я помню себя с пяти-шести лет - ходила в сад, собирала яблоки, сортировала их и раскладывала по местам, обходила все куриные гнездышки, собирала яйца и складывала их в корзину. На всю нашу большую семью было три коровы. Разве это много?.. Наступил тридцатый год. Понаехало много повозок, начали ломать замки, все выгребать и забирать. Отобрали весь скот. А потом и нас на сани побросали как скот, не дав ни одежды с собой взять, ни переодеться, и повезли. Привезли нас на перрон, посадили в теплушки. Зима. Холод лютый стоит. В вагоне стоит печка-времянка, везде нары, на которых нас разместили. Ноги положишь к стенке – мерзнут ноги, голову положишь к стенке – голова мерзнет. Вот так мы ехали очень долго, потеряли счет дням. Хорошо помню первую остановку в пути. Двери вагонов были на замке, тут остановились, открываются двери, и нам говорят: «Выходите все! Далеко от поезда не отходите - будем расстреливать!» По обе стороны вагона стоял вооруженный конвой. Двое человек из соседнего вагона отошли чуть дальше остальных. Прозвучали выстрелы, и два трупа остались на снегу. Остальных разогнали по вагонам, и состав тронулся, больше уже по пути никто от вагонов не отходил. Приехали в Вологду. Выгнали из вагонов, для мужчин объявили построение и конвой угнал их, несмотря на мольбы проститься с родными. А матерей с детьми повезли в церкви. Как сейчас помню, в Вологде сорок одна церковь. Завели нас в церковь - узкие проходы и нары под самую колокольню. Было мне тогда семь лет. И вот я помню - нары, которые мы заняли, вторыми были. Вокруг шум, стон, плач, много совсем маленьких детей. А нары замерзшие, потом они стали оттаивать, полилась вода. И сидели мы в этой воде целую неделю в мокрой одежде, а высыхала она прямо на нас. Кормили нас один раз в сутки - по поварешке бурды и кусочек хлеба. За всю зиму ни одного раза в бане не были, вши заедали. Руки мыли на улице, обтирая их снегом. Люди умирали, из каждой церкви выносили трупы, завернутые в тряпки, и куда-то увозили. За ту зиму в нашей церкви умерло четыре человека, в том числе и мама, которая, судя по всему, отдавала свою еду нам.

При воспоминаниях об этих тяжелых испытаниях, подброшенных судьбой, на глаза у нашей собеседницы невольно накатываются слезы.  

Весной трех оставшихся в живых детей из семьи Маклецовых отправили на родину. Первый год по возвращении домой Ангелина просила милостыню. 1932-1933 года оставили в истории нашей страны особый след. На Россию обрушился страшный голод, унесший миллионы жизней. От «голодомора», как его тогда прозвали, пострадала и семья Маклецовых. Ангелина Игнатьевна рассказывает о тех страшных днях так: «Мы работали в колхозе, поели весь конский щавель, собирали с дуба мох, мяли его, смешивали с мукой и пекли что-то вроде блинов. Мы продолжали работать в колхозе, папу отпустили, он вернулся домой и продолжал вместе с нами трудиться».

Несмотря на свой юный возраст Ангелина работала наравне со взрослыми: «На сенокосе сено загребала, полола огороды. Зимой стали подсчитывать трудодни, и у нас оказалось их больше, чем у других. Если бы нам отдали весь положенный хлеб, то мы опять стали бы кулаками. На собрании проголосовали против, и нас вместе с отцом голыми, босыми выгнали в Карелию. Дошли до Беломорканала. Тайга, болота непроходимые, тучи комаров. А там политические заключенные - академики и профессора. Благодаря им была построена школа, один из них преподавал нам. Как сейчас помню - это был немец из Поволжья по имени Диль. Видимо, его норму выполняли другие мужчины, а он преподавал нам в школе математику, физику, химию, немецкий язык. Для меня он был как мать, как отец, учил нас всегда жить в мире и дружбе. Однажды в 1937 году мы пришли на занятия, а Диля нет - его расстреляли».

Было у Ангелины желание работать медсестрой. В фельдшерско-акушерскую школу она поступила в Петрозаводске в 1938 году. «В 1939 году началась финская кампания, все учреждения были закрыты, везде, где только возможно, были размещены раненые и обмороженные солдатики, - продолжает свой рассказ Ангелина Игнатьевна, - одеты и обуты они были, мягко говоря, не по погоде, а мороз 40 градусов. Финны были физически крепки, подтянуты, в легких теплых и удобных костюмах. Наших убитых бойцов вывозили вагонами. Я стала работать в госпитале, а затем наш техникум перевели в Выборг».   

И вот наступил сорок первый год. Выпускница фельдшерско-акушерской школы Ангелина Маклецова готовилась к экзаменам. С 21 на 22 июня ей снится сон. Стоит отметить, что в жизни фронтовой медсестры сны играют, как оказалось, далеко не последнюю и даже мистическую роль. Вот что она увидела в своем сне: «Летят два черных коршуна, один со стороны Ленинграда, другой – с финской стороны, - вспоминает фронтовичка, - а там огромный чугунный мост над железной дорогой возвышается.

И вот они встретились над этим мостом и стали биться. Все люди высыпали на улицу, стоят и с замиранием сердца наблюдают за этой битвой - кто же из них победит? Долго они бились, а потом как стукнет ленинградский коршун финского, тот и полетел под мост. Загудел, как подбитый самолет. Я проснулась. Четыре часа утра, оказывается, Киев в этот момент бомбили. Такой сон страшный. Я бегу по коридору, сторожиха сидит. Я ей рассказала свой сон. Она выслушала и говорит: «Деточка, война будет. Посмотри, как солнце горит на восходе, как в 17-м году». Я-то не знаю, как было в 1917-м, но сон мой оказался вещим. Утром мы встали, начали к экзаменам готовиться. В одиннадцать утра бежит парень из врачебной школы и кричит: «Девчонки, собирайтесь, стройтесь! Война началась!»

Помолчав немного, Ангелина Игнатьевна продолжает свой рассказ. «Так в сорок первом году нам, третьекурсникам, выдали справки, что мы можем работать медсестрами.  А практические навыки пришлось получать уже на войне под свистом пуль».

Придя в военкомат, девушка горела одним желанием - поскорее попасть на фронт, помогать по мере сил бойцам. Но брали, к ее великому сожалению, лишь тех девушек, которые родились в 1920-21 годах. Она обратилась с просьбой к военкому, чтобы ее тоже взяли туда, где потребуется ее помощь. Сначала он отказал. «Я не боюсь никакой работы, я перенесу и голод, и все трудности», - заплакав, продолжала уговаривать его Ангелина. Видимо, он понял ее, и Ангелина Маклецова оказалась в армии. Боевое крещение она получила в сентябре 1941 года в Карелии.

Примеров героизма на фронтах Второй Мировой было немало. Каждый ветеран может поделиться такими воспоминаниями. Но случай, рассказанный Ангелиной Игнатьевной, просто потрясает.

Зимой 42-го был сильный мороз. В госпиталь поступила партия раненых. Среди них раненый капитан с большой потерей крови. Как вспоминает наша собеседница, звали его Саша. Ангелина хоть и была девушкой худенькой, но стала во время войны незаменимым донором. За свою жизнь ей пришлось отдать больше десяти литров крови, которая спасла многих солдат от смерти. У фронтовой медсестры была первая группа, которая считалась универсальной и переливалась практически всем больным. А переливание крови в то время считалось чуть ли не панацеей от всех болезней.

«Он был в очень тяжелом состоянии, на вопросы не отвечал, весь синий, - вспоминает Ангелина Игнатьевна о Саше, - потребовалось переливание. Ну, меня - на один стол, его – на другой. Смотрю на него, вижу: щечки розовеют, губки розовеют. Открывает глаза. Начинает отвечать на вопросы хирурга. Я ухожу по своим делам, а Сашу увозят в операционную. После операции его нужно было отправлять в тыл. Он начал упрашивать нашего хирурга оставить его служить. Он хотел мстить врагу за то, что его жену с ребенком отправили в Германию, а мать с отцом расстреляли. Хирургом была женщина умная и добрая. Она решила задержать его дня на два, потом он дал согласие уехать в госпиталь санаторного типа. Однажды ночью он ехал на попутной машине в свою часть. Недалеко от нашего госпиталя машину, на которой он ехал, остановили люди в белых медхалатах. Саша сидел за рулем, дав возможность водителю отдохнуть и поспать. Люди, которые оказались немецкими солдатами, подбежали к машине. Взять в плен офицера было вдвойне почетно, но времени почти не было. Саша отказался выходить и так сильно держался за баранку, что немцам пришлось отрубить ему руки. Солдаты из караула увидели стоящую машину, кровь на снегу, а, подойдя, обнаружили висевшие на руле две окоченевшие руки и поняли, в чем дело. Поднялась тревога. Наши ребята стали на лыжах догонять фашистов, но путь был заминирован, бойцы стали подрываться. Немцы ушли. Руки Александра были захоронены на кладбище в городе Ухта. Я переписываюсь с одной жительницей этого города. Она рассказала, что видела это захоронение».  

Молодой Ангелине довелось на войне держать в руках не только бинты и медикаменты, но и настоящее боевое оружие. На госпиталь, в котором она работала, по проверенным данным готовилось нападение немцев. Было принято решение эвакуировать всех пациентов, за исключением безнадежных. Весь медицинский персонал, обеспечив оружием и обмундированием, вывели в лес для круговой охраны госпиталя. «Днем приходилось не так уж трудно, - рассказывает женщина, - а ночью голова крутилась на 360 градусов. Ветерок дунет, снег посыплет – ты оборачиваешься. И так мы простояли десять дней. Но когда финны узнали, что их ждут, то совершили нападение на другой госпиталь. Весь госпиталь «вырезали» - и раненых, и медиков. А мы продолжали работать. Война у нас закончилась весной 1943 года. Нашу дивизию отправили сразу на Дальний Восток, а госпиталь - в распоряжение 22-ой армии второго Прибалтийского фронта. Шли мы очень долго, раненые поступали непрерывно. Мы размещали их прямо на земле. Под каждым кустом лежал боец. Отдыхали по два часа. Ляжешь, а в ушах стоит стон раненых, только заснешь - пора вставать».

На войне наша героиня повстречала своего будущего мужа, единственную в ее жизни любовь. Это произошло в 1943 году недалеко от города Торопец. Только она сдала кровь для одного из бойцов, как в госпиталь поступила новая партия раненых. Среди них был и ее будущий муж Василий Иванович – её Василёк. Он находился в шоковом состоянии, без сознания, с множественными переломами и большой потерей крови. Требовалось срочное переливание. «Пока шло переливание, я все время наблюдала за состоянием этого бойца, - рассказывает Ангелина Игнатьевна. - Он долго не приходил в себя, а тут смотрю, начал розоветь, открыл глаза, а они у него такие карие, такие красивые. Он мне сразу понравился». Отдав в этот день слишком много крови раненым бойцам, фронтовая сестра почувствовала недомогание. Врачи рекомендовали ей три дня отдохнуть и набраться сил. А когда, спустя три дня, она вышла на работу, ей сказали, что ее хочет видеть человек, которому она отдала свою кровь. «Зашла я в палату, - продолжает женщина рассказ, - стали мы разговаривать. Он мне и говорит, что живет вместе с двумя братьями и их семьями, сестры у них нет, и, что я для него теперь как родная сестричка. Я на этот момент связь со своими родными потеряла и была очень рада, что в моей жизни появился близкий человек». Судьба развела этих двух, уже ставших родными, людей, но разлучить все-таки не смогла. Между «братишкой» и «сестричкой» завязалась переписка.

Война для Ангелины Игнатьевны закончилась в 1945 году в Румынии. Но победа над Германией и взятие Берлина не поставили точку во Второй Мировой войне. Измученные многолетними боями и скитаниями по нашей необъятной родине и странам Западной Европы, русские солдаты были направлены на борьбу с Японией.

Ангелине приснился еще один пророческий сон. «Вижу я, что предстоит нам долгая дорога, едем мы в поезде. Все проехали, а передо мной легла большая черная собака с лицом моего «братишки» и не дает пройти дальше. Вот такой сон». Судьба распорядилась так, что фронтовая медсестра попала на Дальневосточный фронт. Дорога туда, как известно, пролегала через Читу, родной город Василия Маклецова. Подруги уговорили скромную Ангелину написать «братишке», чтобы тот встретил ее. Молодые люди долгое время не могли узнать друг друга, но все же их встреча состоялась. Начальник эшелона разрешил остаться ей в Чите. «Приехала я к «братишке» домой, - вспоминает А.И. Маклецова, - познакомилась с его семьей, ходили в кино, в парк. Через три дня Василий проводил меня». Ангелина отправилась в госпиталь. Здесь она ухаживала не только за русскими солдатами, но и за японскими военнопленными. «Братишка» похлопотал за Ангелину, и ее демобилизовали из армии. Она приехала в Читу, и уже через несколько дней молодые поженились. Так любовь с первого взгляда стала любовью на всю жизнь.

Василька не станет в 1977-м, и для Ангелины Игнатьевны это окажется очередным ударом судьбы. Всю свою жизнь она хранит верность и любовь к мужу.

«Да, мне предлагали замуж, но я отказывалась. Я однолюб. И другого мужчину рядом с собой уже не представляла. Мы прожили 30 лет душа в душу. Как-то раз гостивший у нас племянник спросил: тетя, а чего вы не ругаетесь? Я ему отвечаю: а зачем ругаться-то? Разве я выходила замуж, чтобы скандалить? Надо человеку доверять и уважать. Я, когда Василий уезжал в санатории, ни разу не позволяла себе ревновать и задавать ненужные вопросы. А он безоговорочно доверял мне.

После войны А.И. Маклецова работала медсестрой в поликлинике, занялась спортом, став участником группы здоровья при физинституте. Каталась на коньках и лыжах, плавала и бегала. Она с удовольствием вспоминает о своих успехах в физкультуре. «Мы часто ходили на лыжах в парке Реадовка. Я много лыж поломала, - смеется рассказчица, - потом занялась бегом. Бегала на десять километров, три раза участвовала в Марафоне Мира». Рассказывая о своих спортивных достижениях, Ангелина Игнатьевна показывает многочисленные грамоты и дипломы, фотографии, где она наряду с молодыми спортсменами финиширует в первых рядах. Но награды она получала не только за спортивные успехи. Придя работать в уголовно-исполнительную систему в должности медицинской сестры межобластной психиатрической больницы, она принимала активное участие в конкурсах на лучшую медсестру и занимала первые места. Отстаивала честь учреждения в спортивных соревнованиях и художественной самодеятельности.

В свои 94 года боевая подруга выглядит действительно по боевому. Прекрасно себя чувствует, бодра и весела. Она вырастила двух сыновей, воспитывает внуков и правнуков. Но назвать ее «бабушкой», тем более «старушкой», язык просто не повернется. Несмотря на то, что она медик, таблетки не употребляет, отдавая предпочтение средствам народной медицины. Энергичности и жизнерадостности нашей героини могут позавидовать молодые девушки. «Годы – мое богатство. Я своего возраста не стесняюсь. Всегда вела активный образ жизни. Вот уже много лет я состою в клубе «Боевые подруги», - не без гордости говорит Ангелина Игнатьевна, - мы выступаем с концертами. Я пою в хоре, исполняю частушки и даже вприсядку танцую». До сих пор Ангелина Игнатьевна ездит на лыжах и занимается физкультурой.

9 мая 2008 года она принимала участие в параде Победы на красной площади. А в сентябре 2012 года в Германии вышел в свет документальный фильм «Молодежь ищет свидетелей фашизма и второй Мировой войны», посвященный кровопролитным событиям начала двадцатого века. Тринадцать героев, тринадцать судеб, одна из которых – фронтовой медсестры Ангелины Игнатьевны Маклецовой.


на лыжных соревнованиях.jpg

Лыжня России.jpg

Маклецова.jpg

маклецова А.И..jpg

на конкурсе творчества ветеранов УИС.jpg

Валентина Солодчук

Пресс-служба УФСИН России по Смоленской области

Возврат к списку

 
Дата последнего обновления: 30.10.2017 18:23
Розыск осужденных
Всемирный день борьбы со спидом

архив новостей

« Декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
2018 2017 2016  

Территориальные органы

Территориальные органы ФСИН России
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо
Телефон справочной службы (495)982-18-81