Главная Новости

Анатолий Рудый: ФСИН готовит переговорщиков для работы с бунтарями

05.10.2015

Первый заместитель директора ФСИН России Анатолий Рудый в интервью РИА Новости рассказал о готовности ведомства обеспечить безопасность украинской летчицы Надежды Савченко в любом регионе России, об изменениях в исправительных учреждениях Крыма и о подготовке профессиональных переговорщиков для работы с заключенными во время акций протеста.

О готовности ФСИН обеспечить безопасность украинской летчицы Надежды Савченко в любом регионе РФ, подготовке профессиональных переговорщиков для работы с заключенными во время акций протеста, а также о преображающихся после присоединения к России исправительных учреждениях Крыма в интервью корреспонденту РИА Новости Галине Саливон рассказал первый заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России Анатолий Рудый.

— Анатолий Анатольевич, адвокаты украинской гражданки Надежды Савченко опасались, что в городе Донецке Ростовской области нельзя обеспечить должную безопасность участникам процесса и даже просили перенести суд над ней в другое место. Удалось ли ФСИН обеспечить безопасность подсудимой в этом регионе?

— Безусловно, ее безопасность обеспечена. Более того, ресурсов ведомства достаточно, чтобы обеспечить безопасность резонансных заключенных в любом регионе страны.

— Можете рассказать, как проходило этапирование Савченко из Москвы в Ростовскую область?

— Этапировали ее обычным порядком. Единственное, что содержалась она отдельно от других осужденных. А в целом все было нормально: везли поездом, как остальных.

— Большой резонанс в обществе вызвал законопроект о применении сотрудниками спецсредств и оружия. Будут ли при его доработке учтены замечания правозащитников?

— Мы отрабатываем все замечания и будем продолжать это делать на стадии рассмотрения законопроекта в Госдуме.

Отмечу, что служба исполнения наказания в целом сейчас ориентирована не на применение силы в конфликтных ситуациях, а на переговоры.

За последнее время наши сотрудники в колониях ни разу еще не применили ни серьезной физической силы, ни тем более оружия.

Сейчас мы ввели новый курс для сотрудников и начинаем серьезно готовить переговорщиков. То есть людей, которые смогут разговаривать с осужденными и грамотно снимать возникающие проблемы путем переговоров.

Мы видим, что все акции протеста происходят, как правило, там, где руководство учреждения не разговаривает с людьми. Там, где начальник колонии видит, слышит и, главное, контактирует с осужденными, такого не происходит.

Уголовно-исполнительная система располагает силой, и по ныне действующему законодательству сотрудники ФСИН имеют право ее применить. Безусловно, мы отрабатываем все варианты, и сейчас в короткий срок можем с привлечением спецназа соседних регионов в любом учреждении нарастить очень серьезную группировку сил и средств для блокировки ситуации, выходящей из-под контроля. Но мы стараемся до этого не доводить.

Я благодарен коллегам за то, что они не боятся, идут в массы и разговаривают с осужденными, глядя прямо в глаза. Хотя иногда это бывает достаточно опасно для жизни: в течение этого года у нас уже было несколько случаев нападения на сотрудников.

Чтобы обучить персонал колоний вести переговоры правильно, мы и вводим специальный психологический курс. Его пройдут в первую очередь начальники отрядов и оперативники.

— Недавно стало известно, что в России отказались от идеи заменить все колонии тюрьмами европейского образца, а решили вместо этого уменьшать число осужденных, содержащихся в одном помещении. Начата ли эта работа? Потребуется ли для ее осуществления создавать новые виды учреждений?

— Снижение числа осужденных, содержащихся в одном помещении, является сегодня одним из приоритетных направлений деятельности уголовно-исполнительной системы.

Сейчас у нас есть спальные помещения казарменного типа на 100-150 человек. При запуске же новых общежитий стараемся делать комнаты на 10-12 осужденных.

С моей точки зрения, легче работать с небольшими группами осужденных, нежели контролировать происходящее в спальном помещении, в котором находится 100-150 человек. Для самих осужденных размещение в небольших комнатах также удобнее.

В теории мы предполагаем, что большие спальные помещения будем разбивать на помещения камерного типа. В них днем двери будут открыты, осужденные будут спокойно работать, беспрепятственно перемещаясь в режиме локальной зоны проживания. На ночь они будут заходить в помещения камерного типа. Там должен быть умывальник, туалет и другие условия для проживания. На ночь, как предполагается, эти помещения будут запирать.

В таких условиях будет легче контролировать, что происходит в ночное время в помещениях. Кроме того, будет проще подбирать осужденных по психологической совместимости, то есть можно будет в ночное время изолировать психологически несовместимых осужденных, чтобы они ночью не выясняли возникающие проблемы.

— Как скоро все учреждения могут быть перепланированы в соответствии с такими нормами?

— Есть определенные трудности: далеко не все помещения можно технологически перестроить из-за дополнительной нагрузки на фундамент, из-за того, что нужно будет в каждое помещение проводить воду и канализацию. Порой наши старые общежития капитальному ремонту вообще не подлежат, поэтому в основном это можно будет реализовать при строительстве новых общежитий.

Кроме того, отказ от коллективной формы содержания осужденных неизбежно приведет к снижению лимита наполнения исправительных колоний ориентировочно на 25% при действующей норме площади на одного осужденного (2 квадратных метра на человека). Очевидно, что возникнет необходимость строительства дополнительных объектов внутри учреждений для содержания осужденных, а при отсутствии возможности расширения инфраструктуры существующего учреждения — строительства новых исправительных учреждений.

Что же касается сроков проведения этой работы, тут все будет зависеть от денежных средств, которыми мы будем располагать.

— На момент присоединения Крыма к России дела в пенитенциарных учреждениях полуострова обстояли не лучшим образом. Расскажите, сейчас что-то поменялось?

— Я только недавно вернулся из служебной командировки в Крым, где увидел, что наши учреждения преображаются. Все осужденные сейчас уже имеют форменную одежду, ведется текущий ремонт помещений, выделяются деньги на проведение капитального ремонта.

Есть определенное переполнение в следственном изоляторе Крыма, поэтому планируем открывать новое СИЗО. Сейчас определяемся с тем, как это осуществить.

Что касается медицинского обеспечения, то изначально была проблема с незначительным перечнем лекарств, но в настоящее время она решена: поставки идут, и основной перечень лекарственных средств сейчас есть.

— Правозащитники сообщали, что сохранившим украинское гражданство осужденным в Крыму якобы не оказывают медицинскую помощь. Это действительно так?

— Нет, это абсолютная неправда. В настоящее время в учреждениях Крыма содержится порядка 200 граждан Украины и никого из них без медицинской помощи не оставляем. На месте мне доложили, что все заключенные лекарства получают полностью. Кроме того, сами осужденные и подследственные, с которыми мне удалось пообщаться и в колонии, и в СИЗО Крыма, жалоб на медицинскую помощь не высказывали.

— С чем связано упразднение ряда пенитенциарных учреждений?

— Реорганизация учреждений связана с несколькими моментами. Во-первых, по требованиям уголовно-исполнительного кодекса осужденный должен находиться по месту проживания либо по месту совершения преступления. Но так как не во всех регионах у нас есть учреждения всех видов режима, то мы направляем осужденных в регионы, где есть свободные места. Вместе с тем, у нас еще есть учреждения, которые находятся в труднодоступных местах.

Во-вторых, до сих пор остаются учреждения, в которых нет централизованной канализации, вода только холодная и нет никаких перспектив для развития учреждения. Производство стоит, и в этих неблагоприятных условиях живут и осужденные, и наши сотрудники. Зачем такой героизм в XXI веке? Более того, износ большинства таких учреждений 100%.

В-третьих, с 2010 года по настоящее время численность осужденных, содержащихся в исправительных колониях России, упала приблизительно на 200 тысяч (с 730 тысяч в 2010 году до 525 тысяч по состоянию на 1 сентября 2015 года). В то же время увеличилось количество учреждений, заполненных менее чем на половину, что влечет за собой неэффективное использование бюджетных средств.

В этой связи мы уже несколько лет проводим планомерную работу по оптимизации учреждений и их приближению к крупным административным центрам, что позволит осужденным сохранять социальные связи, а нам повысить управляемость этих учреждений за счет укомплектования более подготовленным и обученным персоналом.

В общей сложности с 2011 года у нас было ликвидировано или законсервировано чуть больше 70 учреждений. На этот год практически решен вопрос о ликвидации еще 26 учреждений, которые находятся на большой удаленности, и перспектив их развития практически нет.

—  Как сегодня организован труд заключенных, изменились ли подходы к трудоустройству? Как службе удается создавать новые рабочие места для осужденных?

— Основная цель привлечения осужденных к труду — это их социальная адаптация, решение социально-бытовых вопросов, изменение отношения осужденных к жизни и окружающим, получение ими профессий, сохранение и восстановление социальных связей, формирование позитивного отношения к труду.

На начало 2015 года было трудоустроено порядка 200 тысяч осужденных, из них 75 тысяч — это те, кто выплачивает иски за причиненный потерпевшим моральный и материальный ущерб.

Мы ставим перед собой задачу, чтобы большинство продукции, реализуемой в магазинах уголовно-исполнительной системы, производилось в колониях. Кроме того, стремимся реализовывать продукцию и на свободном рынке. Как минимум для наших сотрудников и их семей, но я думаю, что нашу продукцию будут покупать и другие граждане.

Сегодня мы выполняем госзаказ на пошив форменной одежды для сотрудников внутренних дел, для внутренних войск. Кроме того, активно привлекаем в колонии бизнес. Есть очень серьезные проекты с бизнесменами. Это, например, птицефабрика в Малечкино недалеко от Череповца, где вместе работают свободные женщины и осужденные. Примечательно, что даже после освобождения некоторые осужденные остаются работать на наших производствах.

Примеров успешного взаимодействия можно привести много. В учреждениях налажен выпуск швейной продукции, продукции деревообработки, кованых изделий, быстровозводимых дачных домиков, выпускаются пластиковые окна и теплоизоляционные материалы, различные виды покрытий: брусчатка, тротуарная плитка, всевозможные полимерные изделия, различные виды мебели и даже палочки для еды.

В настоящее время в территориальных органах ФСИН России находятся на стадии заключения договоры на общую сумму свыше 100 миллионов рублей.

— Какова сегодня средняя зарплата осужденных?

— Зарплата осужденных, работающих на производственных объектах уголовно-исполнительной системы и у предпринимателей, разместивших производство в колониях, за последние пять лет выросла практически на 50%.
При этом среднемесячная заработная плата осужденных, полностью отработавших норму времени и выполнивших установленные нормы выработки, превысила минимальный размер оплаты труда (5554 рублей в 2014 году) и составила 5714 рублей.

—  Есть ли возможность у людей с ограниченными возможностями занять себя и заработать на жизнь в заключении? Могут ли работать осужденные подростки?

— Сейчас мы перед собой ставим задачу по созданию доступной среды и рабочих мест для инвалидов. Планируем и несовершеннолетних привлекать к труду. Естественно, все в соответствии с трудовым законодательством.

Так, в воспитательные колонии для подростков отдаем небольшие заказы, в частности по швейному производству. Многие подростки с удовольствием трудятся и зарабатывают деньги.

Обучение подростков организовано с учетом требований, предъявляемых современным миром. Особое внимание уделяется обучению востребованным профессиям, связанным с использованием компьютерной техники и современного оборудования.

В целом обучение осужденных является одним из приоритетных направлений их социальной реабилитации. Так, в 2014 учебном году рабочим профессиям обучено более 162 тысяч осужденных, за 9 месяцев 2015 года — порядка 90 тысяч осужденных.

— В противодействие преступности среди осужденных была сделана ставка на внедрение современных инженерно-технических средств охраны и надзора. Каков сейчас уровень оснащенности ими учреждений?

— За 10 лет количество технических средств охраны и надзора учреждений ФСИН возросло более чем в 5 раз. Сегодня их эксплуатируется более 155 тысяч, более 15 видов систем безопасности и их модификаций.

С 2013 по 2015 годы в наши учреждения поставлено около 10 тысяч охранных извещателей (приборов обнаружения), почти 1700 единиц досмотрового оборудования — это различные металлообнаружители, детекторы для обнаружения электронных устройств, рентгенотелевизионные установки для досмотра посылок, бандеролей и передач, порядка 1550 видеокамер различного назначения: купольные управляемые и стационарные.

С 2013 года сотрудники, работающие непосредственно с осужденными, обеспечиваются портативными видеорегистраторами. Они нужны для предупреждения конфликтов между персоналом и заключенными, а также для исключения возможности передачи запрещенных предметов и провокаций.

Некоторые территориальные органы при проведении проверок осужденных используют биометрические системы распознавания личности. Принцип работы в том, что отсканированные отпечатки пальцев осужденных, их фамилия, имя, отчество, год рождения и фотография заносятся в общую базу данных с разбивкой по каждому осужденному персонально, подделать их невозможно. Система позволяет проводить проверку осужденных автоматически, затрачивая не более трех секунд на проверку одного осужденного.

— Все ли учреждения сегодня оснащены интегрированными системами безопасности? Как их установка сказывается на обстановке в учреждениях?

— К 2013 году оснащенность учреждений интегрированными системами безопасности составляла 53%. К концу 2015 года оснащенность учреждений уголовно-исполнительной системы интегрированными системами безопасности должна составить 72%. Их использование, безусловно, способствует уменьшению количества нарушений как со стороны осужденных (подследственных), так и со стороны персонала учреждений.

При организации контроля за поведением осужденных основной приоритет сделан на подсистемы видеонаблюдения, входящие в состав интегрированных систем безопасности. Они оказывают подсознательное воздействие на поведение осужденных, а также сотрудников учреждения, предупреждая совершение ими различных правонарушений и преступлений, а также рецидив.

Благодаря интегрированным системам безопасности снизилось на 10% количество злостных нарушений установленного порядка отбывания наказаний осужденными. В 2015 году предотвращены 7 покушений на побег из-под охраны и 6 попыток проникновения осужденными во внутренние запретные зоны учреждений.

Источник

Возврат к списку

 
Дата последнего обновления: 09.02.2016 16:59
Розыск осужденных

архив новостей

« Октябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
2017 2016 2015  

Территориальные органы

Территориальные органы ФСИН России
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо
Телефон доверия ДС (495) 982-18-00
Телефон справочной службы (495)982-18-81